Варианты клинической картины детского аутизма


Варианты клинической картины детского аутизма
Наблюдение соответствует описаниям раннего инфантильного аутизма с его основными симптомами: феноменом «тождества», неконтактностью, механическими играми, задержкой и своеобразием речевого развития. Убедительная неврологическая симптоматика, как и в наблюдениях Каннера, отсутствует. Однако  в статусе широко   представлены психоорганические симптомы, в частности ригидность, истощаемость, отставание в психомоторном развитии с отчетливой неравномерностью, проявления полевого поведения. Динамика поведенческой активности в течение суток, увеличение расторможенности при утомлении указывают на снижение тормозимости. Характерно отсутствие периода нормального развития и медленная, но прогрессирующая динамика развития без признаков регресса психики и психотической трансформации.

Это наблюдение типически отражает один из признаков детского аутизма - задержку развития, которая характерна не только глубиной (она может быть различна), но прежде всего асинхронностью и неравномерностью. Термины «задержка развития», «недоразвитие» могут казаться неадекватными в приложении к пациентам без признаков интеллектуального снижения. Но своеобразие детского аутизма в числе прочего объясняется не опережающим развитием, а западением тех или иных функций. Кроме того, речь идет не о задержке развития или недоразвитии интеллекта, эмоций или воли и т.д., а о задержке развития психики в целом как гармонического ансамбля функций. Это становится очевидным, если обратиться к наблюдениям, в которых клиническое впечатление о развитии интеллекта более благоприятно.

Даниил К., 3,5 года. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Мать - инженер, хорошо адаптирована, стенична. К рождению ребенка ей было 33 года, отцу - 36 лет. Он музыкант, окончил консерваторию, общителен, добр, спокоен, имеет от 1 брака здорового ребенка. Дед по линии отца страдал язвой желудка, умер от злокачественной опухоли мозга. Бабушка по линии матери страдает диабетом.

Беременность 1-я, с выраженным токсикозом 1 половины и тяжелыми головными болями по типу мигрени. К концу беременности отмечались высокий лейкоцитоз до 10,8-109/л и СОЭ до 50 мм/ч. В связи с неустойчивым положением плода мать госпитализировалась в дородовое отделение. Роды срочные, с преждевременным отхождением вод, отсутствием схваток при крупной головке плода. Родоразрешение кесаревым сечением. Извлечен ослабленным, в асфиксии, с массой тела 4000 г.

Первое кормление - на 4-е сутки, сосал вяло. Из-за гипогалактии с рождения получал прикорм, с 2 месяца переведен полностью на искусственное вскармливание. На 1-м году был беспокоен, особенно вечером и ночью. Отмечались частые срыгивания и запоры. Не пытался ползать, подолгу раскачивался в кровати. Мог часами «рассматривать» предметы, водя их перед самыми глазами. Играть не пытался. На руки не тянулся, на руках был пассивен, «мягок».

До года дважды перенес грипп и отит. С 8 месяцев и до начала периода наблюдения - субфебрильная температура. С рождения - запоры, ликвидированные только в период лечения.

Сел в 10 месяцев, самостоятельно пошел в 15 мес. Походка была неустойчивой, «развинченной», ходил вприпрыжку и на цыпочках, часто падал. На горшок просится с 3 лет. К моменту обращения сам не ест и себя не обслуживает.

Первые слова произнес в начале 2-го года жизни, эхолалическая фразовая речь с 3,5 лет, самостоятельная - с 4 лет. К 4 годам считал до 20, знал наизусть много стихов и сказок, но не пересказывал их по просьбе. В 5 лет начал читать слова, а вскоре перешел к свободному чтению.

Моторика малокоординирована. В движениях медлителен и угловат. При ходьбе ставит ноги широко и на носок, высоко поднимает колени, туловище напряжено и устремлено вперед, руки чуть вытянуты и расставлены, содружественная моторика недостаточна,- такое впечатление, что он идет не по молу, а по тонкому бревну над пропастью. Возбудим, раздражителен и капризен. Отвергает любую ручную работу. Во время еды почти не жует, часто не пользуется руками. Подолгу играет с одним предметом - паровозиком, кухонной утварью, ключами, водит их перед глазами, облизывает. Строит из кубиков поезд и часами разглядывает его с разных сторон. Рисовать не умеет, получающиеся каракули называет паровозиком. Любимое занятие - смотреть на поезда, часто тянет мать на станцию и может находиться там часами. Любит играть в лото со взрослыми. Часто высовывает язык, будто пытаясь посмотреть на него, «дергается» или кружится на одном месте. Детей не замечает и не интересуется ими. Долго боялся пылесоса. Боится всего нового. При требовании матери попрощаться с врачом - машет руками в противоположную сторону, стоя к врачу спиной. Так же механически использует предлагаемые матерью вербальные формулы общения. Себя называет «ты», окружающих - «я». Словами «да» и «нет» не пользуется, жестовых их эквивалентов нет. Иногда вне связи с ситуацией воспроизводит слышанное когда-то раньше с теми же интонациями. В состоянии раздражения эхолалирует обращение к нему. Не дает переставлять мебель в доме, может долго беспокоиться при исчезновении со своего места какой-то привычной вещи. Лица людей не запоминает, врача узнает только в кабинете. Знает буквы, читает слова, может правильно пересчитать 20-25 предметов. Хороший музыкальный слух. Точно различает и определяет цвета. Сон поверхностен, нередко страхи, до 3,5 лет часто мочился ночью. Крайне консервативен в еде.

Мы наблюдали его поведение многократно в течение 2-10 ч. Легко оставляет мать. Чужих игнорирует либо, если это дети, молча забирает приглянувшиеся игрушки так, как если бы он брал их со стола. Своеобразно интонированная и модулированная речь с обилием отставленных эхолалии. Долгое время на каждом приеме требовал нарисовать ему паровозик, настаивая на исполнении всегда одинакового набора деталей. Лишь после полугода лечения начал постепенно осваивать адекватное употребление «я». Карандаш держать не умеет. Внимание неустойчиво и отвлекаемо. Во время полиграфического исследования сна проснулся в 6 ч, никого не звал, лежал один, молча глядя перед собой, либо декламировал стихи, появление в кабинете врача и матери игнорировал. На фоне лечения состояние улучшается. Мать заявила: «Впервые почувствовала, что общаюсь с человеком».

В 6 лет начал посещать старшую группу детского сада, где воспитатели засомневались - «не дурак ли?»: он не ел, был возбужден, не участвовал в общих занятиях, мог уйти в угол и просидеть там весь день, еще через 3 месяца каждый раз снова спрашивал детей: «Как тебя зовут?» (эту фразу ему часто повторяла мать, обучая его поведению с детьми). Мнение о нем изменилось, когда он прочитал воспитательнице незнакомый ему текст и рассказал все стихи, которые за это время учили в группе. Постепенно начал правильно употреблять слово «я», но при раздражении называл себя во 2-м и 3-м лице. Привык к детскому саду, начал вступать в некоторое подобие общения. Усвоив желательные образцы поведения, начал даже участвовать в общих действиях, проявляя при этом немалую сообразительность. Но при всем том плохо вписывается в общий режим. Начал писать, рисовать, самостоятельно есть и одеваться, расширил круг эмоциональных реакций.

В 7 лет пошел в школу. Первый день «поверг учительницу в панику»: не работал, потерял ранец, говорил с места и т. д. На следующий день потерялся в столовой, не узнав своих одноклассников и учительницу. Через 2-3 месяца втянулся, и учительница его смогла похвалить. Дома, ни к кому не обращаясь, рассказывает о том, что было в школе несколько дней назад, в рассказах прослеживаются эхолалии. Испытывает трудности при выполнении письменных заданий, не может освоить формальных правил расположения заданий  в тетради.  При пересказе легко  воспроизводит формальные элементы прочитанного близко к тексту, но трудно осваивает сюжет в целом. С трудом передает последовательность событий. Сохраняет рудименты прежних «ритуалов» и вырабатывает новые: к середине учебного года при адресованном к нему в любой ситуации вопросе чуть вытягивает вперед руку, держа ладонь жесткой лопаткой с приведенным большим пальцем, как если бы он поднимал руку в классе. Контакт с детьми минимален. 1-й класс закончил на «хорошо» и «удовлетворительно», учится во 2-м и неплохо справляется с программой.

Соматоневрологически: несколько диспластичен. Неуклюж. Сухожильные рефлексы оживлены. Легкий двусторонний симптом Маринеску - Радовичи. Функциональный сердечный шум, по поводу чего обследован ревматологом, проделана ЭКГ - нарушений не обнаружено.

ЭЭГ: доминируют сверхмедленные колебания, на которые наслаивается низкоамплитудная тета-активность. При функциональных пробах - общее незначительное оживление ритма с появлением быстрой активности по всем отведениям. Рисунок реакции на функциональные пробы характерен для детей более старшего возраста.

Страница 2 - 2 из 4
Начало | Пред. | 1 2 3 4 | След. | Конец


Еще по теме:




Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений Символы на картинке: