Этиопатогенез фибромиом матки


В прошлом главенствующую роль в возникновении и развитии фибромиом матки отводили местным изменениям в половой системе (матки - яичников).

По мнению Вирхова, причиной возникновения фибромиом матки является ее раздражение. Конгейм придерживался теории развития опухолей из эмбриональных зачатков. Р. Мейер главную роль в возникновении фибромиом матки приписывал воспалению. По мнению Бойля, большую роль в происхождении фибромиом матки играет воздержание от половой жизни. Развитие фибромиом Керер ставил в непосредственную связь с неестественной половой жизнью, в результате которой, по мнению Керера, наблюдаются метроэндометриты невоспалительного характера, гиперсекреция цервикальных желез и мелкокистозное превращение яичников. Д. О. Отт и другие придавали большое значение в возникновении фибромиом матки инфантилизму половых органов.

Позже Н. М. Какушкин, М. И. Юркевич и В. Н. Хмелевский, Я. С. Кленицкий установили, что импульсом для роста фибромиом матки являются гормоны яичников. Исследованиями Л. А. Яхонтовой и др. установлено, что в организме женщин, страдающих фибромиомой матки, наблюдается повышенное количество эстрогенов в крови. Об успехах экспериментального получения фибромиом говорилось выше.

Современные теории объясняют возникновение опухоли влиянием на организм и его органы эндогенных бластомогенных веществ, появляющихся при различных нарушениях обмена. Особое значение имеют нарушения метаболизма стеринов и половых гормонов. Большая роль в возникновении фибромиом матки принадлежит женскому половому гормону.

По теории Визерспуна и других, появление фиброматозных узлов в матке связано с повышенным выделением яичниками фолликулина. У женщин с гиперпродукцией фолликулина через несколько лет обнаруживали появление фиброматозных узлов. У таких женщин - будущих носительниц фиброматозных узлов - можно отметить явления гиперэстрогении: раннее наступление первых менструаций (у одной из наших больных в 9 лет), обильные и длительные менструации, наклонность к заболеванию грудных желез и т. п.

По Б. М. Максимовичу, при фибромиомах матки организм женщины перенасыщен эстрогенами: яичники женщин, больных фибромиомой, содержат фолликулина в 47 раз больше, чем здоровые, кровь - в 7,1 раза, моча и маточная мышца - в 3 раза больше нормы.

Количество фолликулина, обнаруженного в моче у больных с фибромиомами матки, составляет, по Беклеру и Симонэ, от 500 ЕД до 1000 и 1500 ЕД на литр; по материалам Н. С. Уточниковой, у страдающих фибромиомами матки определено от 300 до 500 ЕД фолликулина в литре мочи, на контрольном материале, у здоровых женщин, - только 80-250 ЕД. По данным нашего сотрудника В. В. Слонинкого, количество эстрогенов (определялось по методу Смис и Смиса) у больных фибромиомами матки в возрасте 40-50 лет составляло 300-600 и более ЕД в литре мочи.

Большое значение имеет также другой половой гормон - андроген. В нормальных условиях в организме женщин и мужчин образуются гормоны того и другого пола (эстрогены и андрогены), причем органами их секреции являются не только половые железы, но и корковая часть надпочечников, а также плацента.

До момента полового созревания у мальчиков и девочек с мочой выделяется одинаковое количество андрогенов. У женщины продукция андрогенов достигает наивысшего уровня к 30 годам и сохраняется в таких пределах до наступления климактерия. Новейшие экспериментальные и клинические исследования показывают следующие важнейшие свойства андрогенов в отношении матки, яичников и гипофиза женщин:

1) андрогены подавляют развитие и созревание фолликулов и образование желтых тел;

2) угнетают пролиферацию эндометрия и способствуют его атрофии;

3) в больших дозах подавляют (как и эстрогены) образование гонадотропных гормонов гипофиза.

Все эти данные послужили основанием применить гормонотерапию для устранения гиперфолликулинии. С этой целью начали назначать прогестерон и, более успешно, андрогенные препараты.

Мы считаем, что все существующие в настоящее время теории происхождения фибромиом матки являются только звеньями в той цепи причин, которые ведут к образованию фибромиом, но не могут ни в какой мере полностью объяснить возникновение их. Это зависит от того, что авторы указанных теорий недостаточно учитывали роль центральной нервной системы в возникновении и развитии как самой фибромиомы матки, так и всех расстройств в организме, сопутствующих этому заболеванию. Под влиянием импульсов, идущих от центральной нервной системы, и в зависимости от состояния рецепторов, действие гормонов в организме изменяется. Так, при известных условиях, несмотря на высокие концентрации гормона в крови, соответствующие изменения в организме не выявляются. Этот факт подчеркивает нервнорефлекторный механизм действия гормона и опровергает представление о непосредственном - изолированном - действии гормонов на клетки тканей.

М. К. Петровой удалось наблюдать у животных возникновение «спонтанных» злокачественных и незлокачественных опухолей, развившихся только под влиянием «срывов» высшей нервной деятельности повторными, изнурительными для нервной системы, «сшибками», т. е. длительными столкновениями процессов возбуждения и торможения в коре головного мозга, Л. В. Латманизова обнаружила у 80% больных с незлокачественными и злокачественными опухолями угнетение активности мозговой коры, вплоть до уничтожения альфа-ритма, и, наряду с этим, было выявлено повышение активности стволовой части мозга.

Из сказанного ясно, что роль центральной нервной системы в возникновении и развитии фибромиом матки несомненна.

Интереснейшим вопросом является причина роста фибромиом. Новейшие данные физиологов и онкологов также говорят за то, что нервной системе принадлежит здесь главенствующая роль.
 
Несмотря на многочисленные работы ученых, о влиянии нервной системы на рост доброкачественных и злокачественных опухолей, вопрос этот и до настоящего времени не разрешен. Однако установленные, хотя и разрозненные факты позволяют по новому определять понятие опухолевого роста.

«Опухолевый рост - это реакция организма на различные вредные факторы - эндогенные или экзогенные, приобретенные или врожденные, стойко нарушившие нормальный биохимический состав и строение тканей и клеток и изменившие тип их обмена». Эта реакция находит условия для своего местного проявления в виде дистрофической пролиферации в том или другом органе или ткани даже и после прекращения прямого действия вызвавшей ее причины.

Попытки влиять задерживающим образом на появление и развитие опухолевого роста посредством воздействия на периферические нервы производились как в клинике, так и в эксперименте. И. П. Павлов еще в 1925 г. обратил внимание на существование во всех тканях организма особых трофических нервов, усиливающих или задерживающих процессы обмена, и предположил возможность существования рефлексов, идущих от опухоли и усиливающих ее рост.

Опыты ученых с вирусными опухолями кроликов показали, что нарушение периферической иннервации временно задерживает опухолевый рост; однако только до тех пор, пока не произойдет регенерация нервов. Как сказано выше, опытами М. К. Петровой доказано, что возникновение доброкачественных и злокачественных опухолей в организме животных возможно вследствие столкновения («ошибки») процессов возбуждения и торможения в коре мозга.

Л. В. Латманизова уже несколько лет проводит исследования, исходя из положения, что опухолевые процессы возникают в результате выхода тех или иных тканей из-под регулирующего влияния нервной системы.


Еще по теме:




Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений Символы на картинке: