Эпидемиология трихинеллеза, исторический материал


Хозяевами трихинелл служат преимущественно хищные млекопитающие, но могут быть ими также ластоногие, грызуны, некоторые насекомоядные, домашние и дикие свиньи.
 
В. П. Коряжнов, Ю. А. Березанцев, А. В. Меркушева, М. Я. Беляева, Б. Ф. Бобров и другие авторы относят трихинеллез к природноочаговым инвазиям. Основными хозяевами являются дикие млекопитающие. Установлено существование двух типов очагов трихинеллеза: природных и синантропных. Природные очаги первичные по своему происхождению. Среди домашних животных и синантропных грызунов возникают и поддерживаются синантропные очаги инвазии (антропоургические - терминология Е. Н. Павловского).

Связь синантропных очагов с природными несомненна, путем обмена инвазий. Занос трихинелл из природных очагов приводит к формированию временных синантропных очагов. Предложенная нами схема показывает возможные взаимоотношения алиментарного порядка между разными видами млекопитающих. Впервые показаны взаимосвязь млекопитающих в биоценозах лесной зоны европейской части СССР и роль грызунов как хозяев трихинелл в природных очагах. В других схемах были отражены пути обмена инвазий, включение биоценозов разных ландшафтов, птиц, насекомых-трупоедов. Однако Ю. А. Березанцев, Н. А. Куликова не подтверждают роль насекомых-трупоедов в передаче инвазии среди животных в очагах, a Fay - роль птиц в заражении морских млекопитающих.

А. С. Бессонов обобщил все работы по эпизоотологии трихинеллеза, зараженности диких, домашних и синантропных млекопитающих и по распространению инвазии. Трихинеллез, преимущественно у диких животных, в меньшей степени у домашних (кроме свиней) и синантропных грызунов (в Молдавии и Чукотском автономном округе соотношение обратное), распространен на территории страны практически повсеместно (в основном у хищных). Инвазия зарегистрирована у 56 видов млекопитающих.

На Крайнем Севере очаг формируется за счет песцов, белых медведей, леммингов, лисиц, горностаев и морских млекопитающих. В круговороте инвазии играют роль и собаки. Источником инвазии для морских млекопитающих служат трупы наземных животных. Трихинеллез в условиях Крайнего Севера представляет особую опасность для человека, так как мясо морского зверя местное население употребляет в пищу обычно в непроверенном виде. Оно используется на корм собакам и животным на зверофермах. В поселках Чукотки трихинеллез зарегистрирован у 30% животных звероферм и 58% собак, в поселке Энурмино - 83-86% и 72% соответственно. Из мясных кормов животные получали только мясо морского зверя и внутренние органы северного оленя. В 1965 г. в этом районе обнаружены трихинеллы у одного из 50 обследованных моржей. В питании населения прибрежных поселков Чукотки преобладает мясо морского зверя, из обследованных 642 человек у 24% были положительные серологические реакции на трихинеллез.

В Магаданской области В. Е. Симаков и В. А. Бритов установили зараженность трихинеллами 4 из 27 сивучей. Впервые инвазия у ластоногих в нашей стране была обнаружена И. А. Бритовым у гренландских тюленей-лысунов беломорского стада.

Природные очаги трихинеллеза встречаются во всех широтах земного шара и на всех континентах, кроме Австралии, и везде регистрируются вспышки трихинеллеза у людей от употребления мяса диких млекопитающих животных.

В синантропных очагах распространение инвазии у крыс и свиней тесно связано: свиньи охотно поедают трупы грызунов, а последние заражаются от трихинеллезного свиного мяса.

Трихинеллез возникает преимущественно вспышками, охватывающими иногда большое число людей. Чаще наблюдаются семейные вспышки.

Заболеваемость населения в нашей стране, связанная с природными очагами, регистрируется практически повсеместно, но преобладает заражение человека в синатропных очагах вследствие употребления в пищу непроваренной свинины подворного убоя (более чем в 95% случаев). От мяса диких животных заражается не более 3%. С 1946 по 1967 г. в стране зарегистрировано около 12 000 случаев трихинеллеза людей, из них более 80%, в Белоруссии. В последние 5 лет по стране ежегодно отмечали 500-700 случаев трихинеллеза человека. Зараженность населения (данные обследования трупов разными авторами) снизилась с 1,5% в 1952 г. до 1,1% в 1969 г.

Очаги трихинеллеза обычно формируются в сельской местности в домовладениях, в некоторых хозяйствах, на звероводческих фермах и т. д., где осуществляется циркуляция трихинелл среди домашних животных (включая свиней) и синантропных грызунов. Из таких микроочагов инвазия распространяется в другие домовладения того же населенного пункта с зараженными животными или через инвазированную свинину. Трихинеллез может быть занесен в другие населенные пункты (с миграцией животных или завозом зараженного свиного мяса), где могут формироваться микроочаги.

Инкубационный период колеблется от 5 до 45 дней, чаще от 10 до 25-28 дней. Следовательно, первые случаи заболеваний могут появляться через 5-7 дней после употребления инвазированной свинины, а последние - через 35-40 дней, но чаще продолжительность вспышки, возникшей из одного источника, - составляет около 20 дней.
 
Основными территориями синантропных очагов трихинеллеза являются прежде всего Белоруссия, затем Литва, Правобережная Украина, Северный Кавказ, некоторые центральные области РСФСР (более 97% всей заболеваемости в стране).

А. С. Бессонов всю территорию страны разделил на четыре зоны: стационарные синантропные очаги: (характеризуются ежегодно выявляемым иногда массовым трихинеллезом местных свиней и ежегодной заболеваемостью населения); временные синантропные очаги (трихинеллез у местных свиней регистрируется нерегулярно, но не реже одного раза в течение 2-5 или 10 лет, спорадически выявляется инвазия и у населения); зона, угрожаемая по трихинеллезу свиней и человека (где трихинеллез встречается среди диких млекопитающих и у собак, кошек и синантропных грызунов, но не встречается у свиней; заболеваемость у населения возникает от диких животных и от привозной свинины); неизученные районы.

В зону стационарных очагов трихинеллеза входят Белоруссия, Литва, Молдавия, правобережные области Украины, ряд областей РСФСР, а также Северный Кавказ, Уральская область Казахстана.

В Белоруссии с 1963 по 1967 г. зараженность свиней и заболеваемость населения значительно снизились. Однако в 1969 г. заболело 116, а в 1970 г. - 167 человек, преимущественно в г. Минске, Минской, Могилевской, Гродненской областях .

В юго-восточных районах Литвы, граничащих с Белоруссией, в 1955-1971 гг. отмечено 284 случая трихинеллеза.

На Украине трихинеллез свиней в настоящее время регистрируется в полесской и лесостепной зонах республики, в основном в Винницкой, Хмельницкой, Одесской, Львовской, Черниговской областях. На три первые области приходится 92% выявленных инвазированных свиней. В большинстве случаев трихинеллез свиней и других млекопитающих синантропного биоценоза связан там с природными очагами инвазии. Свиньи заражаются от трупов диких животных. Однако в этих областях имеются и стационарные синантропные очаги инвазии в сельской местности. В наиболее неблагополучных районах зараженность свиней достигала 0,03- 0,07%. Причины формирования синантропных очагов инвазии и заражаемости свиней та же, что в Белорусской ССР: свободный выпас свиней и их подворный бесконтрольный убой. В заражении людей играет роль употребление в пищу полусырой, непроваренной свинины и сала-шпига.

В Российской Федерации территорией, неблагополучной по трихинеллезу, является Краснодарский край, где за 10 лет заболело 200 человек, в основном на территории Кавказского заповедника или примыкающей к нему. Свиньи   из личных хозяйств круглый год пасутся в лесу, где заражаются от трупов диких млекопитающих. Трихинеллез у свиней регистрируется в 90 населенных пунктах горных и предгорных районов. Вследствие принятых комплексных мер заболеваемость людей значительно снизилась. В 1969 г. отмечен всего один случай, но в 1971-1975 гг. зарегистрирован ряд вспышек: в 90,7% от мяса домашних свиней и В 9,3% от мяса дикого кабана. В РСФСР за этот период заболеваемость увеличилась в 16 раз. Отмечается учащение случаев трихинеллеза также на востоке и северо-востоке республики. В центральных областях, где на протяжении многих лет были эндемичные очаги трихинеллеза, регистрируются лишь единичные случаи. Отмечается рост заболеваемости трихинеллезом от мяса диких животных.

В Молдавии в 1965 г. отмечалась высокая зараженность свиней-0,1%. Однако в следующее десятилетие зараженность свиней стала значительно ниже. Мясоперерабатывающие предприятия и мясомолочные контрольные станции выявили трихинеллез в 1970 г. только у 6 свиней, в 1971 г. -у 25, в 1972 г. -у 4, в 1973 г. -у 2, в 1974 г.- у 2 .


Еще по теме:




Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений Символы на картинке: