Невральный путь поступления токсина в центральную нервную систему при микробном столбняке


Изучение содержания столбнячного токсина в невральном пути при микробном столбняке заслуживает специального внимания, так как в этом случае развитие и течение заболевания определяются не только токсическим, но и инфекционным процессом, и пути распространения токсина могут зависеть от условий образования токсина, деструкции тканей и других факторов, отсутствующих при экспериментальной интоксикации.

Наши данные показывают, что распределение и содержание токсина в периферической нервной системе при микробном столбняке принципиально подобно тому, какое имеет место при введении токсина в мышцы, т. е. при микробном столбняке вовлекаются в процесс транспорта токсина те же звенья неврального пути, что и при столбнячной интоксикации. Дополнительные особенности в картине содержания токсина в периферической нервной системе при микробном столбняке определяются наличием в крови больших количеств токсина. Постоянное токсинообразование в тканях и выброс токсина в кровь создают на поздних сроках заболевания высокую концентрацию токсина в крови, благодаря чему в процесс транспорта токсина вовлекается общий невральный путь, а также создаются возможности для проникновения токсина в другие структуры периферической нервной системы.

Невральный путь поступления токсина в центральную нервную систему у животных различных видов. По такой же принципиальной схеме, как и опыты на белых крысах, были поставлены эксперименты по обнаружению столбнячного токсина в различных отделах периферической нервной системы у животных других видов: у морских свинок, кроликов, кошек, собак, ослов и обезьян.

Из перечисленных животных исследования на собаках, ослах и обезьянах представляли специальный интерес. Собаки были основными экспериментальными животными в опытах Abel, результаты которых, как уже указывалось выше, особенно данные об отсутствии заболевания после внутри неврального введения токсина, явились основанием для отрицания возможности неврального транспорта токсина. У ослов в обычных условиях заболевание протекает по нисходящему типу, местный столбняк после введения токсина в мышцы не наблюдался. Это ставило под сомнение наличие у них регионарного неврального пути поступления токсина в спинной мозг. Опыты на ослах имеют модельное значение, так как у человека в обычных условиях столбняк также протекает по нисходящему типу. Изучение неврального пути у обезьян представляет интерес в связи с относительно высокой организацией и нервной системы.

У всех исследованных животных имеет место невральный путь поступления токсина в спинной мозг. Так же как и у крыс, звеном, осуществляющим непосредственный транспорт токсина в спинной мозг, являются передние корешки. Токсин поступает по регионарному невральному пути и в спинальные ганглии, где он накапливается.

Универсальный характер указанных данных свидетельствует о том, что они отражают единые, наиболее общие и существенные закономерности патогенеза столбняка - невральный путь поступления токсина в центральную нервную систему. Тот факт, что невральный путь поступления токсина в центральную нервную систему имеет место и в случае, когда заболевание протекает по нисходящему типу (у ослов), позволяет сделать вывод о том, что он наблюдается при столбняке и у человека.

Наличие столбнячного токсина во всех звеньях неврального пути у собак при условии введения токсина в мышцы еще раз показывает, что невральный путь имеет свое естественное начало в мышцах: отсюда токсин и начинает продвигаться по невральному пути. Попытки включить невральный путь в транспорт токсина введением в нерв могут оказаться бесплодными, а их отрицательные результаты ни о чем не говорящими.

Вместе с тем проведенные исследования показали, что у таких животных, как кошка, собака и осел, имеют место некоторые новые отличительные особенности распределения токсина в участках периферической нервной системы. У этих животных токсин обнаруживается в ганглиях и на противоположной стороне. В дополнительных исследованиях у собак и ослов токсин был выявлен также в спинальных ганглиях других сегментов, а у ослов - в гассеровых узлах, причем токсин в данном случае обнаруживается постоянно и в относительно больших количествах. Кроме того, у подопытных животных, особенно у собак и ослов, токсин определяется в ряде случаев и в задних корешках (хотя частота обнаружения здесь токсина статистически недостоверна). Несомненно, что этот результат обусловлен наличием в крови у этих животных больших количеств токсина. Последнее же определяется не только введением больших доз токсина (их применение необходимо в силу высокой резистентности животных, например кошек и собак), но также и видовыми особенностями распространения токсина по организму. Вместе с тем нельзя исключить того, что у ослов токсин может поступать в задние корешки и по невральному пути.

Таким образом, принципиальное строение неврального пути у всех животных одинаково: мышцы - нервный ствол - передние корешки.

Динамика продвижения столбнячного токсина по нервным проводникам. Необходимым условием для доказательства неврального пути поступления токсина в центральную нервную систему является установление не только наличия, но и продвижения токсина по невральному пути. Проведенные с этой целью исследования показали, что существует определенная динамика движения токсина по нервным проводникам. После введения токсина столбняка в икроножную мышцу крысам весом 200-300 г токсин обнаруживается в самых проксимальных отделах передних корешков, т. е. достигает передних рогов спинного мозга примерно через 9 часов после введения.

Женский журнал www.BlackPantera.ru:  Георгий Крыжановский

Еще по теме:




Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений Символы на картинке: