Изменение осанки у учащихся при использовании разных типов школьной мебели


Как известно, учащиеся начальной школы (особенно первых классов) испытывают во время занятий большую статическую нагрузку, так как в течение длительного времени, а иногда и всего урока им приходится сидеть относительно неподвижно. Если при сидении учащиеся принимают неправильную позу, то нагрузка становится еще большей, что приводит к ряду нежелательных последствий (повышенная утомляемость, нарушение зрения, неправильная осанка). Неправильная поза при сидении может быть обусловлена, в частности, использованием неподходящей (по размерам, по конструкции) школьной мебели.

Многие авторы указывают на определенную коррелятивную связь между плохой осанкой учащихся и их неправильной посадкой, обусловленной использованием в школах неприспособленной мебели.

В школьной практике до последних лет из различных типов школьной мебели, используемой в классных комнатах, более всего распространена парта типа Эрисмана, размеры которой были узаконены ГОСТом.

Размеры основных элементов парты и фиксированное расстояние между столом и скамьей обеспечивают наилучшие физиологические и гигиенические условия для работы учащихся. При занятиях за партой обеспечиваются: прямая посадка, менее всего вызывающая асимметрию тонуса мышц туловища, а следовательно, и отклонения в положении позвоночного столба; постоянное расстояние от глаз до рассматриваемого предмета; благоприятные условия для дыхания и кровообращения.

В связи с организацией школ с продленным днем и широким внедрением самообслуживания требуется учебная мебель, обладающая возможно большей портативностью и мобильностью, что позволяет быстро и легко трансформировать учебное помещение.

В ряде школ-новостроек вместо парт используются столы и стулья не только для оборудования учебных помещений старших классов, но и в качестве основной школьной мебели в начальных классах. В то же время вопрос о целесообразности замены парт на столы и стулья в начальной школе пока остается открытым.

Отсутствие жесткой связи между столом и стулом позволяет учащимся самим произвольно изменять дистанцию сидения. Изменение дистанции сидения до нулевой и положительной приводит к тому, что при письме учащиеся принимают неправильную позу и не могут использовать спинку в качестве дополнительной опоры. Это увеличивает и без того большую статическую нагрузку, испытываемую организмом при длительном сидении.

Изменение дистанции от отрицательной до положительной вызывает резкие изменения позы: перемещается центр тяжести, увеличивается мышечное усилие, необходимое для поддержания корпуса в правильном положении, которое позволяет учащемуся работать без особого напряжения как в течение 45-минутного урока, так и всего дня. Кроме того, изменение дистанции может приводить к принятию наклонной позы. Длительное же сидение в наклонной позе увеличивает статическую нагрузку, вызывает застойные явления в суставах и мышцах, приводит к сдавливанию внутренних органов. Учащиеся вынуждены использовать в качестве дополнительной опоры крышку стола.

Сдавливание органов брюшной полости создает предпосылки к замедлению венозного кровотока, ведет к уменьшению сокоотделения и слабому продвижению пищевых масс в желудочно-кишечном тракте.

У человека в позе сидя при резком наклоне вперед уменьшается экскурсия грудной клетки, что снижает легочную вентиляцию.

По данным Г. Ф. Выходова, у многих учащихся, которые опираются во время занятий грудной клеткой о край стола, снижается минутный объем легочной вентиляции (до 75% по сравнению с уровнем легочной вентиляции в положении стоя) и уровень оксигенации крови.

В имеющейся литературе отсутствуют исследования, направленные на изучение влияния занятий за столами и стульями на работоспособность, состояние костно-мышечной системы и зрение учащихся начальной школы. Поэтому вопрос о допустимости использования столов и стульев потребовал специального исследования.

Прежде всего необходимо было получить исходные данные по состоянию осанки и зрения у учащихся начальных классов, учебные помещения которых оборудованы различной мебелью, и установить за этими школьниками погодовые наблюдения.

Важно было также выяснить, являются ли занятия за столами и стульями (при прочих равных условиях) более утомительными для учащихся начальной школы, чем занятия за партой.

Исходные данные по состоянию осанки и зрения были взяты у учащихся I-II классов двух школ Москвы - школы № 702, оборудованной партами, и школы № 139, оборудованной столами и стульями. Последующие осмотры этих учащихся производились два раза в год - осенью и весной. Всего под наблюдением находилось 1100 учащихся, которые распределялись следующим образом.

Кроме того, в школе № 702, в условиях естественного эксперимента, у учащихся одного первого класса в динамике школьного дня изучались: общая работоспособность - методикой дозирования работы во времени с помощью корректурных таблиц и латентный период зрительно-моторной реакции - при помощи хроноскопа Витте.

В течение всего учебного дня в этом же классе осуществлялась актография, позволяющая объективно регистрировать количество движений, совершаемых учащимися при занятиях за партой или за столом и стулом.

На сиденьях, спинках стула и скамьях парт, на внутренней поверхности крышек столов были установлены пневмодатчики. Изменения давления в системе, возникающие при каждом движении учащегося, регистрировались на ленте актографа. Мотор актографа обеспечивал постоянную скорость лентопротяжного механизма 2,5 см/мин. Номер мебели соответствовал основным ростовым размерам тела учащихся. Дети, находящиеся под наблюдением, опрашивались во время урока учителем наравне с другими учениками, однако они отвечали, не поднимаясь с места, что диктовалось необходимостью исключить из записей на актограммах те движения, которые не связаны непосредственно с учебными занятиями в положении сидя. Все исследуемые учащиеся первого года обучения имели упорядоченный режим дня. Вставали утром в 7-7 час. 30 мин., ложились спать в 20- 21 час, днем бывали достаточное время на воздухе, регулярно принимали пищу дома, в школе во время большой перемены получали горячий завтрак. За период наблюдения все учащиеся успевали и перешли во II класс.

Перед началом эксперимента детям разъясняли, почему нужно соблюдать правильную посадку, особо было обращено внимание на сохранение отрицательной дистанции сидения. Помимо этого, в течение урока учащиеся получали указания от учителя о соблюдении правильной посадки.

Известно, что с нарастанием утомления учащийся все чаще отвлекается от педагогического процесса, часто меняет положение тела. Так, по данным Л. И. Александровой, число учащихся, отвлекающихся от занятий, постепенно повышается от первого к четвертому уроку и достигает на последнем часу занятий 70 %.

Такое «двигательное беспокойство» детей затем нередко сменяется вялостью, сонливостью, что является проявлением охранительного торможения, развивающегося в нейтральной нервной системе.

Можно предположить, что в связи с дополнительной статической нагрузкой, обусловленной возможностью произвольного изменения дистанции сидения, утомление организма под влиянием учебной работы будет развиваться более интенсивно.

Описываемый эксперимент был начат во втором полугодии учебного года, что позволило избежать многих разнообразных факторов, влияющих на двигательную активность учащихся первого года обучения во время урока, как например: различный уровень грамотности детей в начале года, отсутствие у них привычки к усидчивым занятиям и неустойчивость внимания. Во втором же полугодии все исследуемые группы учащихся умели бегло читать и хорошо считали (умели производить 4 арифметических действия в пределах 20). Дисциплина в классе была хорошая. В эксперименте участвовало 25 учащихся, каждый из них исследовался в течение всего учебного дня и учебной недели. В классе поддерживалось относительное постоянство воздушно-теплового и светового режимов. Все учащиеся, принимающие участие в эксперименте, по очереди сидели сначала за партой, а затем за столом и стулом, приспособленными для актографии. Это позволило нам устранить влияние индивидуальных особенностей каждого учащегося на показатели устойчивости прямостояния.

Устойчивость прямостояния. Устойчивость прямостояния определялась при помощи стабилографа следующим образом: учащийся становился на площадку стабилографа так, чтобы стопы располагались в пределах контуров, обозначенных на площадке. Площадка стабилографа представляет собой воспринимающую часть прибора, сделана она из двух стальных плит, между которыми по углам размещены датчики. Увеличение или уменьшение нагрузки на упругий датчик влечет за собой деформацию последнего. Эти деформации трансформируются в изменения электрического сопротивления.

Методика стабилографии применялась как своеобразная «функциональная проба», выявляющая состояние двигательного анализатора.

В положении сидя центр тяжести туловища располагается между IX и X грудными позвонками, а точки опоры находятся в области седалищных бугров подвздошных костей. Поскольку центр тяжести туловища выше его точек опоры, тело учащегося находится в состоянии неустойчивого равновесия. Для поддержания туловища в прямом положении вовлекаются шейные мышцы, длинные и широкие мышцы спины, ромбовидные мышцы.

Эти группы мышц при сидении длительное время находятся в состоянии активности. В исследованиях А. Лундерфольда и Б. Акерблома указывается, что при наклонном положении тела, в позе сидя, резко увеличиваются биоэлектрические потенциалы всех групп мышц спины. В позе сидя при неправильной дистанции сиденья стула тело ребенка как раз и принимает наклонное положение.

Однако большинство авторов указывает, что в позе стоя также отмечается активная деятельность мышц туловища и конечностей.

Колебания тела при стоянии имеют очень сложную природу. Центр тяжести может изменить свое положение под влиянием дыхательных движений, деятельности сердца, перемещения жидкостей внутри тела и т. п.

В процессе прямостояния, как рефлекторного акта, принимают участие почти все афферентные системы: мышечное чувство, зрение, вестибулярный аппарат, прессорецепторы и тактильные окончания, хотя до сих пор и не выяснено, какой из упомянутых органов чувств играет ведущую роль. Во всяком случае, трудно себе представить, чтобы этот сложный рефлекторный акт не отражал процессов утомления, развивающихся в детском организме. Из литературы известно, что уже издавна применялась графическая запись колебаний тела с целью изучения влияния на организм различных факторов внешней среды.

Наблюдение за посадкой учащихся. В школе № 139, где учебные помещения оборудованы столами и стульями, в I-III классах было проведено специальное наблюдение за позой учащихся во время занятий. На протяжении урока наблюдающий регистрировал, как часто учащиеся изменяют положение стула по отношению к столу. Для этих целей на полу класса были нанесены линии соответственно расположению стула в положительной, нулевой и отрицательной дистанциях сидения, что позволило одновременно наблюдать за 10-20 учащимися. Положение стула относительно стола отмечалось каждые 5 минут на уроках письма, арифметики, чтения, труда и других занятиях. Чередование уроков каждый день недели было одинаковым.

Соблюдение дистанции. Регистрация положения стула по отношению к краю стола позволила получить данные, свидетельствующие о том, что основная масса учащихся в течение урока соблюдает отрицательную дистанцию. На уроках письма, арифметики и чтения число учащихся, соблюдающих правильную дистанцию, остается все время одинаковым. Лишь на уроках труда (лепка, шитье) дистанция сидения изменяется с приближением к нулевой, что связано непосредственно с характером урока труда. От первого года обучения к третьему число учащихся, соблюдающих правильную дистанцию сидения стула, увеличивается.

Изменение двигательного беспокойства. Данные актотрафии позволили проследить в динамике «двигательное беспокойство» учащихся во время учебных занятий при использовании ими в качестве основного учебного оборудования парт, столов и стульев.

В каждый из дней недели учащиеся, сидящие за партой, столом и стулом, совершали одинаковое количество движений, имеющиеся различия несущественны. В обеих сравниваемых группах количество этих движений нарастает к концу недели. Причем в первые три дня недели количество совершаемых движений держится примерно на одном уровне, имеющиеся различия недостоверны.

Отсутствие достоверных различий между средними позволило объединить все данные за три дня и получить единую исходную величину количества движений, характерную для первой половины учебной недели. При сравнении исходной средней и средних, характерных для последующих дней недели (четверг, пятница, суббота), мы получили данные, говорящие о том, что количество движений от четверга к субботе значительно увеличивается. Данное явление, вероятно, является следствием нарастающего утомления к концу недели.

Как уже отмечалось, существенная разница в количестве движений, совершаемых учащимися в зависимости от вида используемой мебели как на протяжении одного учебного дня, так и всей недели, отсутствовала. Это позволяет утверждать, что число движений, совершаемых учащимися от начала к концу недели, нарастает с одинаковой интенсивностью независимо от типа мебели, используемой для занятий. Помимо записи изменения нагрузки, падающей на пневмодатчик сиденья парты или стула, велась одновременно регистрация нагрузки на другие датчики, фиксирующие движения, связанные с использованием спинки скамьи (стула) и крышки парты (стола) как дополнительных опор.

Обработка записей в отведениях от пневмодатчиков, расположенных под крышкой стола, показала, что движения по своей частоте и амплитуде оставались одинаковыми на протяжении всего урока и от урока к уроку существенно не изменялись. Характер этих движений определялся работой учащихся: макание ручки в чернильницу, раскладывание азбуки, палочек и т. д. В записях от датчиков спинки (скамьи и стула) учитывались движения с большой амплитудой (свыше 4 мм). Колебания такой амплитуды связаны с резкой деформацией пневмодатчиков в момент, когда ребенок откидывался на спинку скамьи или стула. Такие движения характеризовали во времени периоды «относительной неподвижности».

Данные актографии позволяют утверждать, что более частое изменение позы - наиболее благоприятный путь для снятия развивающегося утомления в результате дополнительной нагрузки, связанной с длительным сидением.

Типы исследуемой нами мебели в равной мере обеспечивают учащимся возможность частой перемены положения тела при сидении.

Общая работоспособность. Показатели «общей» работоспособности учащихся первых классов на протяжении учебного дня существенно не изменялись.

Динамика показателей работоспособности зрительно-моторных реакций учащихся, занимающихся за столами и стульями, была такой же, как и у занимающихся за партой.

Отсутствие достоверных изменений в показателях так называемой «общей» работоспособности и величине латентного периода зрительно-моторной реакции у учащихся от начала учебного дня к концу его, видимо, объясняется гигиенически правильной организацией педагогического процесса: построение уроков по типу «комбинированных», включение в режим учебных занятий в момент снижения работоспособности ритмики, труда, физкультуры - качественно иной деятельности по сравнению с занятиями по общеобразовательным предметам.

Видимо, на фоне рационального режима дня, небольшого количества уроков, гигиенически правильно организованного педагогического процесса статическое усилие, затрачиваемое организмом на сохранение прямого или слегка наклонного положения корпуса, не является для семилетнего ребенка чрезмерным и не сказывается на его работоспособности.

Стабилография проводилась у учащихся I-III классов в дополнение к актографическим исследованиям.

Анализ стабилографических данных показал, что средняя амплитуда смещения проекции общего центра тяжести у учащихся I-II и III классов от начала уроков к концу их существенно изменялась, причем у одних и тех же учащихся, занимающихся за сравниваемыми типами мебели, эти изменения были однонаправленными, без существенных различий.

Частота колебаний за определенный отрезок времени и соотношение амплитуды колебаний проекции общего центра тяжести учащихся в позе стоя с открытыми и закрытыми глазами существенно не изменялись.

В колебаниях проекции общего центра тяжести у учащихся проявляются определенные возрастные различия: средняя амплитуда отклонения проекции общего центра тяжести с возрастом уменьшается.

Ряд авторов указывает на то, что устойчивость человека при прямостоянии с возрастом изменяется. Еще в 1887 году Г. Хиндсдейл установил, проведя исследование на 25 девочках в возрасте 7-13 лет, что амплитуда колебаний тела у детей больше, чем у взрослых.
В более позднее время многие авторы отмечали возрастные изменения в показателях прямостояния, причем в младшем возрасте либо были большими по своей амплитуде колебания, либо увеличивалась длина атаксиометрической кривой. Устойчивость прямостояния значительно увеличивается у детей от 5 до 7 лет. По данным В. А. Крапивинцевой, амплитуда и частота колебаний тела с возрастом уменьшаются (девочки от 7 до 15 лет).
 
В возрасте от 7 до 10 лет устойчивость тела при прямостоянии наименьшая, до 11 лет увеличивается незначительно, и лишь в 14-15 лет этот показатель достигает уровня, близкого к таковому у взрослых. Возрастание устойчивости прямостояния от младшего возраста к старшему связано с увеличением площади опоры (длина стоп с возрастом становится больше), постепенно смещается общий центр тяжести от уровня IX-X грудных позвонков до уровня второго крестцового позвонка. В школьном возрасте функциональные возможности мышц изменяются, возрастают силы, выносливость, причем в 14-15 лет эти изменения в основном заканчиваются. По данным Л. К. Семеновой, мышцы спины и брюшного пресса, на которые главным образом падает статическая нагрузка во время сидения, окончательно формируются лишь к 12-14 годам. Постепенное становление мышечного аппарата повышает устойчивость прямостояния.

На зависимость прямостояния от самочувствия и настроения испытуемого указывал В. В. Петров. Л. В. Латманизова установила, что у людей с отклонениями в состоянии нервной системы частота колебаний тела выше, чем у здоровых людей. Е. Кушке отмечал, что при концентрации внимания на стоянии колебания тела уменьшаются, но затем быстрее наступает утомление и амплитуда колебаний увеличивается. А. Г. Сухарев исследовал процесс утомления во время работы учащихся старших классов за чертежным столом различной высоты и установил, что амплитуда колебаний тела увеличивается при неправильных позах, способствующих быстрому нарастанию утомления. Анализируя данные, полученные нами в эксперименте, мы пришли к выводу, что факт увеличения амплитуды колебания общего центра тяжести у учащихся от начала уроков к концу их свидетельствует о нарастании процессов утомления в течение учебного дня. Причем, учитывая сложный рефлекторный характер прямостояния, можно предположить, что этот показатель отражает состояние не только мышечного аппарата, но и высших отделов нервной системы. Отсутствие достоверных различий в стабилографических индексах у одних и тех же учащихся, занимающихся за партами, столами и стульями, позволяет думать, что сравниваемые типы учебной мебели различного влияния на учащихся начальной школы не оказывают. Этот факт согласуется с данными о том, что подавляющее большинство учащихся соблюдает правильную дистанцию сиденья стула.

Увеличение амплитуды колебаний общего центра тяжести у учащихся от начала урока к концу занятий и отсутствие различий в этом показателе при использовании разного типа мебели наглядно видно на индивидуальных стабилограммах.
 
Мальчик Ваня К., 8 лет, учащийся I класса, среднего физического развития, средней успеваемости. При занятиях за партой записана стабилотрамма до уроков и после уроков. Во всех стабилограммах вначале идет запись колебания общего центра тяжести при стоянии с открытыми глазами (30 сек), затем с закрытыми (30 сек). После занятий наблюдается увеличение частоты и амплитуда колебаний. У того же ученика при занятиях за столом и стулом мы видим аналогичные изменения от начала занятий к концу их. Различий же в этих показателях при занятиях за сравниваемыми видами мебели не отмечается. Это подтверждается и при обработке всех данных методами математической статистики.

Осанка. В школах, оборудованных мебелью разного типа, особое внимание уделялось состоянию осанки учащихся. Осанка оценивалась субъективно-описательным методом, а также объективно, путем изменения глубины шейного и поясничного изгибов позвоночника. Отклонение глубины шейного и поясничного изгибов от средних величин, принятых за норму для соответствующих возрастно-половых групп, расценивалось как указание о нарушениях осанки.

Сопоставление результатов наблюдения показало, что у 30% учащихся, поступающих в I класс, уже имеются те или иные нарушения осанки. Аналогичные данные были получены А. Г. Цейтлином и Г. В. Терентьевой. В группе детей с нарушенной осанкой в значительном числе случаев отмечаются явления рахита. В течение трех лет обучения частота нарушений осанки несколько нарастает, достигая в III классе 40%. У учащихся, занимающихся в школах со сравниваемыми типами учебной мебели, эти изменения идут однонаправленно.

Выводы:

Приведенные факты говорят о том, что:

1) постоянное использование в начальной школе столов и стульев не способствует более частым нарушениям осанки у учащихся;

2) использование столов и стульев в качестве учебной мебели не ухудшает обычной динамики (почасовой, дневной и недельной) изменения функционального состояния центральной нервной системы учащихся;

3) результаты всех исследований и наблюдений, изложенные в настоящей работе, позволяют считать допустимым оборудование учебных помещений учащихся начальной школы столами и стульями равно как и партами;

4) при использовании столов и стульев учитель должен постоянно обращать особое внимание на соблюдение учащимися во время письма и чтения отрицательной дистанции сиденья стула.


Еще по теме:




Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений Символы на картинке: