Шизоидные психопатии у детей, лечение


Шизоидные психопатии у детей, лечение Не будет преувеличением сказать, что лечение шизоидных психопатий у детей разработано недостаточно. Из работ последнего времени привлекает внимание исследование Э. Г. Эйдемиллера. Он рассматривает семейную психотерапию, в частности - шизоидных психопатий у подростков, как комплексный метод, воздействующий на биологический, психологический и социальный аспекты психических нарушений, иногда при аутизме. Такой подход естественно вытекает из опыта и исследований А. Е. Личко. Выделяются стадии семейной психотерапии (диагностическая, ликвидации семейного конфликта, реконструктивная, поддерживающая) и подробно описывается методика «психотерапевтического шаблона», используемая в групповой психотерапии.

А. Е. Личко подчеркивает трудности установления неформального контакта при ключевой важности его: когда все испробовано, а контакт не удается, остается только переменить врача. Вначале инициативу беседы берет на себя врач, по мере установления неформального контакта она передается пациенту. Приходится учитывать истощаемость контакта и постоянно быть готовым повернуть тему беседы неожиданным, интересным для подростка образом. Мечты шизоидов о работе в малых изолированных группах не следует поощрять, ибо контакты в них неформальны, а как раз это для шизоида трудно и чревато срывами и декомпенсациями. Применение психотропных средств носит симптоматический характер и само по себе не обеспечивает успеха лечения.

Чем младше ребенок, тем больше ответственность врача, имеющего дело со становлением характера, в ходе которого неверный терапевтический шаг может приводить к усилению развития в направлении шизоидии. Возникающие затруднения связаны, по крайней мере, с тремя обстоятельствами: 1) чем младше ребенок, тем труднее вовлечение его в психотерапевтический процесс, но и тем перспективнее работа; 2) диагностика формирующейся психопатии нередко запаздывает, так как поведение ребенка может вполне устраивать родителей и воспитателей; 3) индивидуальные особенности психики родителей и особенности семьи в целом могут приводить к избеганию специальной помощи даже при необходимости ее. При любом семейном диагнозе родители, как правило, оценивают коммуникативность ребенка неадекватно. Одни не замечают трудностей общения, другие пытаются насильственно переделывать характер ребенка, третьи так или иначе поддерживают установку на ограничение общения. Непосредственным поводом для обращения часто служат не сами нарушения коммуникативности и другие особенности шизоидного характера, а ситуативные и психогенные реакции на вызываемые ими трудности.

Поэтому на первых порах более продуктивна индивидуальная психотерапия с симптоматической медикаментозной поддержкой. Часто необходимо освободить ребенка от посещения детских учреждений или перевести на индивидуальное обучение дома на какое-то время, сохранив желательный для него круг занятий, связанных с общением и сотрудничеством (обычно в сфере увлечений). В ходе индивидуальной психотерапии необходимо не только компенсировать ситуативно-психогенные реакции, но и добиться по возможности глубокого и стабильного контакта с ребенком. Психотерапевт при этом может обрести значение идентификационного образца и стать посредником в более широком общении.

На следующем этапе возможно включение ребенка в групповую психотерапию. Оптимальным представляется введение 1-2 шизоидных детей в диагностически разнородную группу, которая носит открытый характер, и предоставление достаточного времени на «вживание». Открытость группы способствует тому, что через некоторое время шизоидный ребенок оказывается в роли «ветерана» и может быть привлечен к более активной работе. Групповые занятия, общее количество которых для шизоидных детей не регламентируется, проводятся 1 - 2 раза в неделю и строятся на базе игры с нарастающим включением элементов поведенческой терапии в виде коммуникативного тренинга. У более старших детей может быть уместным начало групповой работы с некоммуникативных форм: гипнотерапии, релаксации, аутотренинга. Если ранее ребенок выведен из детского коллектива, то на этапе групповой работы возможен и целесообразен постепенный вход его в коллектив. При сохраняющихся нарушениях сна, страхе ответов в школе и т. д. показаны индивидуальная психотерапия и симптоматически используемые психотропные средства на фоне работы в группе.

На последующих этапах совершается переход к индивидуальной психотерапии как к основной. Встречи с психотерапевтом становятся реже, и инициатива их постепенно передается ребенку и родителям. Основной задачей врача оказываются теперь усилия по реадаптации и ресоциализации. Работа с семьей и воспитателями кроме терапевтической приобретает теперь и психопрофилактическую направленность. Она проводится с момента обращения и включает в себя: 1) семейную психотерапию, ориентированную на компенсацию патогенных и патопластических особенностей семьи; 2) выработку у родителей и воспитателей установки на избегание поверхностного понимания ребенка, предполагающего у него отсутствие желания при наличии возможностей; 3) выработку у взрослых адекватного уровня ожиданий по отношению к ребенку при максимальной реализации положительных потенций его характера.

Успешность всего цикла работы определяется не «переделкой» характера, что в принципе невозможно (мы неоднократно убеждались не только в неэффективности, но и патогенности попыток директивного эстравертирования интровертов), а выработкой, развитием и упрочением адаптивно-коммуникативных навыков, базирующихся на «сильных» сторонах характера. Таким образом, через помощь ребенку в социальной адаптации достигается смягчение проблем, определяемых шизоидней, а тем самым и дальнейшее развитие характера на уровне более совершенной адаптации.


Еще по теме:




Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений Символы на картинке: