Профилактика аутизма у детей


Профилактика аутизма у детей Понимая, как это принято, под первичной - социальную и гигиеническую профилактику, а под вторичной - раннюю диагностику, лечение и реабилитацию, остановимся здесь только на первичной психопрофилактике нарушений аутистического круга. Результаты проведенного изучения не дают оснований считать, что при современных знаниях о природе этих болезней и возможностях первичная психопрофилактика может сыграть решающую роль в предупреждении шизофрении или детского аутизма. Однако она играет решающую роль в предупреждении состояний, не уступающих им порой по тяжести и нередко трудно отличимых от них. Построение психопрофилактической работы тесно связано с вопросами психогигиены и воспитания в раннем возрасте. Оно невозможно без соотнесения генезиса предпосылок общения и генезиса собственно общения.

Из проводимых М. И. Лисиной исследований становления общения у детей следует ряд положений, которые могут быть положены в основу профилактической работы. Новорожденный обладает определенными (и немалыми) возможностями восприятия раздражителей и ответа на них, не обладая потребностью в общении.- Она формируется к 2-месячному возрасту и обусловлена отчасти объективной нуждой младенца в уходе и заботе, а в основном - опережающей инициативой взрослых. Мать видит то, чего пока нет,- и тем самым реально лепит новое поведение ребенка. Она начинает общаться с ребенком, когда тот еще неспособен к коммуникативной деятельности, но именно благодаря этому он в конце концов втягивается в эту деятельность. Взрослый, подкрепляя ласковым прикосновением, голосом и т. д. стихийные «перспективные» движения, способствует развитию неречевой коммуникации. Эта опережающая инициатива взрослого стимулирует развитие общения постольку, поскольку младенец обладает сохранными его предпосылками, а воздействия взрослого соответствуют возрастным возможностям и потребностям. Так, 3-месячный ребенок, реагирующий на экспрессивную сторону речи, может подолгу испытывать удовлетворение от ласковой и мягкой речи взрослого; того же ребенка через 9 месяцев длинные монологи и прикосновения раздражают, так как в этом возрасте взаимодействие со взрослым строится уже на основе совместной предметной деятельности. В ходе дальнейшего развития усвоенные в раннем возрасте коммуникативные операции все больше наполняются внутренним содержанием, приводя к формированию коммуникативного акта. И лишь затем оперирование этими актами приводит к формированию коммуникативной деятельности.

Отсюда понятно, что адекватное воспитание в раннем возрасте - закладки социальных основ общения - является основным средством профилактики некоммуникабельного поведения. Решающее значение принадлежит наиболее ранним периодам жизни. Так, Curtis наблюдал девочку, которая с 20 месяцев до почти 14 лет содержалась в тесном пространстве при почти полном лишении общения (до нее могли доноситься лишь слабые внешние звуки и ругань и угрозы ее брата и отца); когда ее случайно нашли, она весила 29,7 кг при росте 135 см, не умела прямо стоять, бегать, прыгать, с трудом ходила, не умела жевать, речь ее была крайне ограничена, но, по мнению специалистов, наблюдавших ее после этого 7 лет, она была блестящим коммуникатором. Это наблюдение согласуется с хорошо известным фактом: глухие дети уже в возрасте 1,5-4 лет самостоятельно создают структурированную коммуникационную систему, обладающую свойствами обычного языка и использующую двигательно-иконического типа знаковый словарь, из которого составляют фразы, по определенным правилам выражающие семантические отношения. Еще более поразительны в этом плане результаты работы советских педагогов со слепоглухонемыми детьми. Все это указывает на неправомерность оценки коммуникативности только по речевому общению и сведения коммуникации только к передаче вербальной информации.

Влияниям, сказывающимся на формировании общения, дети так или иначе подвержены с первых часов жизни. Уже в первые 5 месяцев жизни вскармливаемые искусственно дети чаще меняют фиксацию взгляда; у них сильнее, чем у вскармливаемых грудью, выражена ориентация на посторонних и меньше межиндивидуальные различия реакций. Контактное поведение матери, стимулирующее развитие потребностей в общении, зависит в свою очередь от многих факторов - отнюдь не только от ее характерологических и личностных особенностей, но и от того, например, как протекал первый контакт с ребенком: матери, которых сразу после родов оставляли в позе кормления с ребенком в течение часа, в последующем при кормлении обнаруживали более контактное поведение (целовали, гладили, прижимали ребенка к себе), чем матери, которым сразу после родов давали ребенка на 5 секунд и уносили его - они при кормлениях были менее контактны (разговаривали с посторонними, не смотрели на ребенка, держали его в отдалении от себя и т. д.). Эти данные совпадают с полученными в других социо-культуральных и социо-экономических условиях. Ранняя материнская депривация и сепарация, лишающие ребенка стимулирующих влияний матери, могут приводить к грубым нарушениям общения и развития. Это предъявляет высокие требования к лицам, заменяющим мать, - персоналу Домов ребенка, яслей, клиник и санаториев для младших детей.

Уже в возрасте до года общение стимулируется не только влияниями взрослых, но и сверстников. Был проведен эксперимент, в ходе которого одна группа 9-месячных детей участвовала в 10 игровых сеансах со сверстником, и на 11-м сеансе партнер менялся, а в другой группе партнер менялся на 3-м сеансе. У детей 1-й группы в ходе игровых сеансов значительно возрастали сложность и интенсивность поведения, ориентированного на сверстника, которое затем переносилось на нового партнера. У детей 2-й группы таких изменений не отмечено.

В более старшем возрасте роль сверстников так велика, что лишение общения с ними может оказывать столь же массивное отрицательное влияние на последующее общение, что и материнская депривация в раннем возрасте. На этом этапе ограничениям развития общения способствует чрезмерная, близкая к симбиотической, зависимость ребенка от семьи, порождаемая, как правило - в самой семье. Реактивные ограничения и отказы от общения с посторонними взрослыми и сверстниками нередко развиваются при резком изменении круга общения, что происходит, например, при помещении ребенка в дошкольные детские учреждения. Они выражены тем отчетливее, чем меньше подготовлен ребенок к расширению круга общения и чем более остро совершается отрыв от привычного круга.

Матери, «приковывающие» себя к ребенку на год-два после его рождения, по существу, лишают его возможности общения со многими людьми, способствуя будущим ограничениям контактов. В более старшем возрасте нередко дети из вполне понятных опасений так запугиваются чужими людьми («чужой - всегда плохой, страшный» - вот кредо таких родителей), что в последующем нарушается их возможность широкого и свободного общения. Ребенка, таким образом, надо в семье готовить к более широким контактам, предупреждая адаптационные срывы.

Ряд особенностей развития функции общения тесно связан с полом ребенка. Green, обобщая данные многих исследований, отмечает, что связанные с полом различия в поведении выявляются уже в самом раннем возрасте. Так, у новорожденных девочек ниже пороги тактильной чувствительности, и они реагируют на прикосновение сильнее, чем мальчики. К 3 месяцам для мальчиков более эффективно зрительное поощрение (яркие предметы в поле зрения), а для девочек - слуховое (ласковый тон). К 13 месяцам выявляются различия в стиле игры и взаимодействия с матерью. Девочки тяготеют к малоподвижным играм с игрушками, менее охотно уходят от матери, чаще возвращаются к ней во время игры, при трудностях обращаются к матери за помощью. Мальчики более подвижны и активны, меньше связаны с матерью и склонны самостоятельно преодолевать трудности.

В свою очередь родители неодинаково реагируют на поведение перворожденных младенцев: на долю мальчиков приходится больше физических упражнений, на долю девочек - больше голосовых раздражителей; отцы более склонны разговаривать с перворожденным сыном и т. д., но применительно к детям, родившимся вторыми, эти различия стираются. Все это требует дифференцирования рекомендаций по развитию навыков общения в зависимости от пола ребенка уже на 1-м году жизни. Опыт показывает, что значительные трудности в общении, ведущие в ряде случаев к ограничению его, возникают у мальчиков, усвоивших фемининные образцы поведения (в силу сверхласковости взрослых, сверхконтакта с матерью, желания родителей иметь девочку и воспитывающих мальчика так, как если бы он был девочкой и т. д.).

Страница 1 - 1 из 2
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец


Еще по теме:




Ковалева Оксана, 12.08.2011 16:05:32
Чего-то ни в лечение ни в профилактику аутизма я как-то не верю...
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений Символы на картинке: